понедельник, 17 июля 2017 г.

Стихийные бедствия в Москве. Пожары

18 июля 2017 года исполняется 90 лет со дня образования государственного пожарного надзора.
Пожары - неизменные спутники истории любого города независимо от его размеров и возраста. Наша столица знала за свою историю огромное количество пожаров, среди которых были и крупные. В деревянной Москве крупные пожары случались каждые 3-4 года.
“Москва, как известно, славилась многими историческими пожарами, губившими не только жилища, но и тысячи людей… иногда на них было такое плодородие, что они следовали один за другим каждую неделю, и даже случалось, что в одну ночь Москва загоралась раза по два или по три. Некоторые из этих пожаров были так опустошительны, что истребляли в один раз третью часть столицы”, - писал историк Н.И. Костомаров.
Наиболее значительные пожары случались при нашествии врагов. Первый московский пожар, отображенный в летописи, был в 1177 году, при нашествии рязанского князя Глеба Ростиславича. Во время нашествия Батыя в 1238 году “град и церкви святыя огневи предаша и манастыри вси и села пожгоша”. В 1382 году, во время взятия Москвы Тохтамышем, монголо-татары подожгли город. “Был до того город Москва велик, и красив, и многолюден, и всякого богатства исполнен, а теперь, когда был взят и сожжён татарами, все изменилось, будто и не было Москвы, а только дым и земля почерневшая”.
Пожарами в Москве сопровождались и нашествие хана Едигея в 1408 году, и Улу-Мухаммеда в 1444-1445 годах, и Мазовши в 1451 году.
Часто пожары возникали по небрежности самих москвичей. 3 мая 1331 года “бысть пожар на Москве, погоре город Кремль”. 3 июня 1337 года “бысть пожар на Москве (Москва вся погоре), згоре церквей 18”. В 1343 году “мая 31, погоре город Москва, церквей погорело 28, в пятнадцать лет се на Москве уже 4-й пожар бысть великий”.
Лето 1365 года было сухим, долгое время не было дождей. Пожар начался в церкви Всех Святых в московском районе Чертолье (ныне Пречистенская улица с прилегающими переулками). Разносимый сильным ветром пожар охватил город в считанные минуты. По свидетельству летописца, он сгорел практически полностью примерно за два часа. После этого пожара князь Дмитрий Донской “замыслил ставити город Москву камен”. Через два года Кремль был окружён белокаменными стенами с башнями и воротами.
В 1470 году сгорели Кремль и Замоскворечье – “того же лета, месяца Августа в 30 день, исходящу второму часу, загореся Москва внутри града на Подоле, близ Костянтина и Елены, от Богданова двора Носова; а до вечерни и выгорел весь, вста бо тогда и ветр силен с полунощи; и за рекою многи дворы погорели, а иных отъимали; а головни и береста со огнём добре далече носило, за много верст”.
28 июля 1493 года Пожар в этот раз начался в Замоскворечье (загорелась древняя Никольская церковь на Берсеневке), ему сопутствовала жаркая погода и сильный ветер, который разносил искры по стоящим близко друг к другу зданиям и строениям. Сгорела половина Москвы, помимо части Кремля выгорел Арбат, Неглинная, Сретенка, Петрова слобода, улица от Боровицких ворот до церкви Зачатия на Остоженке, за Москвой-рекой — всё пространство, от церкви Софии до церкви Иоакима и Анны.
Важной мерой по обеспечению пожарной безопасности Кремля после этого стало решение очистить полосу земли, примыкающие непосредственно к кремлёвским стенам ото всех построек – так появилась Красная площадь. Тогда же у стен Кремля был вырыт ров с водой и организованы первые пожарные заставы.
1547 год, когда венчался на царство Иван IV Васильевич, оказался богат на пожары. Ещё в апреле они уничтожили часть Китай-города и кварталы в Заяузье. 20 июня страшный пожар, вспыхнувший от Крестовоздвиженского монастыря (сначала “загореся храм Воздвижение честнаго Креста за Неглинною на Арбацкой улице”), уничтожил Кремль, Китай-город и посады. Огонь полыхал две недели, а когда город выгорел, было найдено более 1700 обгорелых трупов, многие остались без крова и пищи. По Москве поползли слухи, будто город уничтожили колдовством, а виной всему - Глинские, родня молодого царя.
26 июня москвичи собрались на Соборной площади, где разбушевавшейся толпой был убит дядя царя, Ю.В. Глинский, пытавшийся скрыться в Успенском монастыре. Уцелевшие после пожара дворы Глинских были сожжены и разграблены, их слуги убиты. 29 июня бунтовщики явились в село Воробьёво, где укрылся Иван IV, и потребовали выдачи остальных Глинских. Толпу убедили, что их в Воробьёве нет. Едва опасность миновала, царь приказал арестовать главных заговорщиков и казнить их. Этот бунт вошел в историю как Московское восстание.
В Смутное время Москва сильно пострадала от пожара во время похода нижегородского ополчения – остались целы лишь Кремль и Китай-город. 22 июня 1648 года после Соляного бунта произошёл страшный пожар, который в течение нескольких часов обратил половину Москвы в груду пепла: “выгорела Москва от Неглины до Чертольских ворот”.
В июне 1701 года загорелись кельи в Новоспасском подворье Кремля. Огонь разошелся по Кремлю, сгорел царский двор, погибли священнослужители монахи. “Всякое деревянное строение сгорела без остатку, также и дом святейшего патриарха и монастыри, а на Иване Великом колоколы многие от того пожара разселись… Даже струги и плоты на Москве-реке погорели без остатку. В Кремле невозможно было ни проехать на коне, ни пешком пробежать от великого ветра и вихря… И земля сырая горела на ладонь толщиною”. Результатом этого пожара стал указ Петра I: “Деревянного строения отнюдь не строить, а строить неотменно каменные домы или, по крайней мере, мазанки, и строиться не среди дворов, как было в старину, а линейкой по улицам и переулкам”. Несмотря на это пожары продолжались. 22 апреля 1729 года пожар уничтожил Немецкую слободу. В 1736 году сгорел Новинский монастырь и 817 дворов.
9 июня 1737 года в Москве произошёл пожар, считающийся одним из крупнейших европейских пожаров XVIII столетия. От упавшей свечи загорелся дом, который стал источником возгорания для большого количества близлежащих деревянных домов. Троицкий пожар (бедствие пришлось на День Святой Троицы) уничтожил почти три тысячи дворов и несколько сотен торговых лавок и храмов. В огне погибли 94 человека. Отсюда пошла поговорка: “От копеечной свечи Москва сгорела”. В 1784 году, после очередного пожара, который, впрочем, был незначительным, Москва была поделена на 20 частей, в каждой из которых создана пожарная команда. Тогда же, по-видимому, появились первые пожарные каланчи.
Пожар Москвы 1812 года является одной из самых печальных и таинственных страниц российской истории. Историки и ученые до сих пор не могут ответить на вопрос, что стало его причиной: поджог со стороны французов, занявших Москву, акция москвичей, не желавших, чтобы их город достался врагу, или просто неудачное стечение обстоятельств. Между тем, пожар, длившийся около недели со 2 (14) по 6 (18) сентября, уничтожил застройку более половины территории Москвы: сгорело 6,5 тысяч жилых дворов (70% от общего числа), 122 церкви и около 8 тысяч торговых и складских помещений.
Основная масса жителей Москвы выехала из города в течение августа 1812 года. Русская армия оставила древнюю столицу без боя, выйдя из города по Рязанской дороге. При отступлении были подожжены баржи с сеном и продовольственные склады. Пожарные части покинули город. Главные силы Наполеона вошли в город вечером, сам он заночевал в Дорогомиловской слободе. По свидетельству современников, первые пожары вспыхнули на Солянке, Китай-городе, за Яузским мостом. За ночь они значительно усилились и охватили большую часть города.
Утром 3 (15) сентября Наполеон при звуках Марсельезы вступил со своей гвардией в Кремль. Однако сильнейший пожар охватил уже весь Китай-город, и он был вынужден спасаться в Петровской слободе. Бригадный генерал граф Филипп де Сегюр вспоминал впоследствии: “Два офицера расположились в одном из кремлёвских зданий, откуда им открывался вид на северную и восточную части города. Около полуночи их разбудил необычайный свет, и они увидали, что пламя охватило дворцы: сначала оно осветило изящные и благородные очертания их архитектуры, а потом всё это обрушилось… Сведения, приносимые съезжавшимися со всех сторон офицерами, совпадали между собой. В первую же ночь, 14-го на 15-е огненный шар спустился над дворцом князя Трубецкого и поджёг это строение”.

Наполеон писал жене: “Это было огненное море, небо и тучи казались пылающими, горы красного крутящегося пламени, как огромные морские волны, вдруг вскидывались, подымались к пылающему небу и падали затем в огненный океан. О! Это было величественнейшее и самое устрашающее зрелище, когда-либо виденное человечеством”.
Ночь с 15-е на 16-е сентября была названа очевидцами “страшной”. Поднялся сильный ветер, который перерос в настоящую бурю. Порывы ветра разнесли огонь по всем частям города. Сгорели Солянка, Моховая, Пречистенка и Арбат. Живописец А.Е. Егоров передавал рассказ своего отца, наблюдавшего за пожаром из подмосковной деревни: “Огромное пространство небосклона было облито ярко-пурпуровым цветом, составлявшим как бы фон этой картины. По нем крутились и извивались змеевидные струи светло-белого цвета. Горящие головни различной величины и причудливой формы и раскаленные предметы странного и фантастического вида подымались массами вверх и, падая обратно, рассыпались огненными брызгами. Казалось, целое поле необъятной величины усеялось внезапно рядом непрерывных вулканов, извергавших потоки пламени и различные горючие вещества. Самый искусный пиротехник не мог бы придумать более прихотливого фейерверка, как Москва – это сердце России – объятая пламенем”.
Пожар бушевал и днем 17-го сентября, но вечером пошел сильный дождь, ветер стих. 18-го пожары почти прекратились, дождь продолжал лить безостановочно.
Ф. Вендрамини. Вид на Московский пожар с южной стороны Кремля
До пожара 1812 года Москва была одним из самых крупных и богатых городов России. Соперничать с ней мог только Петербург. Однако, наряду с каменными зданиями, в Москве было много деревянных построек, поэтому она горела так легко, особенно выгорел центр. Из 10 тысяч домов каменные составляли чуть больше четверти. Французы подорвали Новый артиллерийский двор, подожгли Вдовий дом в Кудрине с тяжело раненными русскими солдатами. Были взорваны часть Арсенала, две пристройки к колокольне Ивана Великого, несколько кремлевских башен.
После возвращения в город полиция составила список сгоревших, взорванных и уцелевших строений. Сгорела почти вся Москва. На Тверской уцелели только 12 домов, а в Китай-городе всего два, в пожаре погибли Университет с библиотекой и архивами. Для первого этапа восстановления император выделил пять миллионов рублей. Восстановление Москвы было беспрецедентным по объему городским строительством в России. Его можно сравнить лишь с возведением Петербурга в XVIII веке.
В ХХ веке в ходе революции 1905-1907 годов, во время Декабрьского вооруженного восстания выгорела вся Пресня. Однако таких катастрофичных пожаров, как в предыдущие века, в Москве больше не случалось из-за развития пожарного дела.
В наше время можно вспомнить сильный пожар в Останкинской башне 27-28 августа 2000 года. Это была одна из крупнейших техногенных катастроф, произошедших в столице после распада СССР. Пожар начался в воскресенье 27 августа, в три часа дня. Причиной стало короткое замыкание фидеров передающей аппаратуры (кабелей, с помощью которых сигнал передается от передатчика к антенне) между отметками 454 и 478 м над землей. Всех, кто находился внутри башни, – в помещениях студий, аппаратных, на смотровых площадках, в ресторане “Седьмое небо” - начали срочно эвакуировать. Людям без подробных объяснений сказали, что по техническим причинам нужно покинуть здание. Все было сделано очень быстро, что позволило избежать жертв среди посетителей башни. Высотный ресторан “Седьмое небо” и смотровая площадка были закрыты сразу после начала возгорания.
В 15.20 Останкинскую башню окружили около 40 машин. Тут были пожарные, МЧС, скорая помощь, прилетел пожарный вертолет. Началось тушение огня, пока безрезультатное – остановить распространения огня не получалось. Пожар был невероятно сложным: подать воду на такую высоту при помощи брандспойтов было невозможно. Высота Останкинской башни – более полукилометра, поэтому пеший подъём пожарных и спасателей в ее верхнюю часть занимал около двух часов, при этом люди уставали до изнеможения. Поэтому было решено подниматься на лифтах до максимально возможной отметки, а дальше идти пешком по узкой металлической лестнице. Из-за тесноты там приходилось снимать дыхательные аппараты и дышать ядовитым дымом.
В 15:30 оборвалась трансляция почти всех телеканалов, вещавших с Останкинской телебашни. Дольше всех продержались в эфире ОРТ (так до 2002 года назывался “1 канал”) и РТР (“Россия-1”), вещание которых оборвалось в 18:15. После этого в Москве работали только кабельный телеканал “Столица” и телеканал ТНТ, передатчик которого находился в Октябрьском поле. Они отдали своё эфирное время телеканалам ОРТ и НТВ. Работа телеканалов в эфире на своих частотах была восстановлена только 4 сентября.
В 18 часов белый дым, валивший от шпиля телебашни, стал принимать оттенки от оранжевого до голубого и постепенно стал сизо-черным. От высокой температуры стали лопаться тросы, предназначенные для укрепления конструкции башни (из 145 лопнули 120), появился риск падения шпиля.
Было решено попробовать остановить продвижение огня на высоте 350 м, используя негорючие асбестовые полотна. Заместитель начальника УГПС СВАО В.И. Арсюков, прибывший к месту пожара одним из первых, вызвался доставить их на нужную высоту. Помочь управиться с асбестом он попросил электрика телебашни А.В. Шипилина. Лифтёр Светлана Лосева предложила отвезти их на нужный этаж.
В 19 часов 12 минут все пассажирские лифты самопроизвольно отключились. Арсюков в последний раз вышел в эфир, сообщив о плавном подъёме кабины и плотном задымлении (трое в лифте пользовались по очереди одним кислородным аппаратом). Сразу же были сформированы поисково-спасательные группы. Спасатели Максим Онипченко, Сергей Поляков и Константин Возжин дошли до отметки 303 метра, вскрыли двери шахты, но на этой высоте кабины не нашли. Дальше бушевало открытое пламя. Очевидно, от высокой температуры повредился подъемный механизм, лопнули тросы, и лифт с людьми упал вниз с огромной высоты и был раздавлен упавшим вслед за ней двухтонным противовесом и канатами. Все, находившиеся в нем, погибли.
Коллега Владимира Арсюкова вспоминал о нем: “Володя принадлежал к тому типу людей, которые чужое горе воспринимают как своё личное. Его желание что-то сделать для человека, как-то ему помочь, не всегда было осуществимо – возможности управления скромны. И он огорчался как-то по-детски. И эта сохранившаяся до зрелых лет детскость подкупала, притягивала к нему людей”.
Светлана Лосева за три дня до трагедии вышла замуж и собиралась в отпуск и свадебное путешествие. В день пожара она подменяла другого лифтера. Ей было всего 24 года. Александр Шипилин жил в Останкино и увидел в окно дым из телебашни. Несмотря на выходной, он побежал на работу, где до последнего помогал в тушении пожара. Ему было 56 лет. Как отметил тогдашний министр внутренних дел Владимир Рушайло, "все погибшие на телебашне - герои, все они выполняли свой профессиональный долг".
К 09 утра 28 августа огонь спустился до отметки 60 м – именно в этом месте установлены передающие устройства основных каналов. К этому времени Останкинская башня заметно наклонилась в сторону Ботанического сада. По сообщениям специалистов, отклонение верхушки башни от оси составило примерно два метра, но не превысило предельно допустимой нормы.
В 12:30 МВД сообщило, что пожар локализован, а к 18.00 он был полностью потушен. Как выяснилось, его причиной стало самовозгорание. Кабели в башне не были рассчитаны на перегрузки, которые они получали, и при этом сильно грелись. Из-за перегрева и начался пожар.
14 марта 2004 года, в день выборов президента РФ, на крыше московского Манежа в результате короткого замыкания произошло возгорание, в результате которого выдающийся памятник классицизма выгорел почти целиком, за исключением стен. Сигнал о пожаре в здании Манежа поступил на пульт дежурного по городу в 21.20 по московскому времени. Когда первые пожарные расчеты прибыли на место, горел участок крыши до 500 м2, и пожар стремительно разрастался. Языки пламени выбрасывало на 30 м вверх, дым и зарево были видны за несколько километров.
Вскоре пожарные поняли, что здание не спасти, и направили усилия на спасение от огня построек, находившихся в непосредственной близости от Манежа: старого здания МГУ, приемной Государственной Думы и Совета Федерации, подземного торгово-рекреационного комплекса “Охотный ряд” на Манежной площади, расположенной в нескольких десятках метров Кутафьей башни Московского Кремля. Пожару была присвоена пятая (высшая) категория сложности. В ходе его тушения погибли двое пожарных (прапорщики Геннадий Золотков и Эдуард Фомин), спасателям удалось их найти только с четвертой попытки.
Архитектурный критик Григорий Ревзин писал для еженедельника “Коммерсантъ”: “Я помню лица людей там, перед Манежем. Манеж не был оцеплен, можно было подойти близко, насколько позволяло пламя, люди подходили, фотографировались, смеялись. Главным их чувством было восхищение, радость. Ну надо же! Ну как горит! А огонь! А дым! А искры! Вон, вон, смотри! А жар какой!”.
Пожар в здании Манежа в центре Москвы ликвидировали около 02:00. Крыша здания обрушилась на всей площади, которая составляет порядка 9 000 метров2, включая фронтон, сообщили в штабе пожаротушения. Интерьеры также практически полностью были уничтожены пожаром. Обгорело большинство витражей.
Ещё во время тушения пожара, до проведения каких-либо следственных мероприятий, мэр Москвы Юрий Лужков заявил журналистам, что версия поджога исключается. Однако среди москвичей бытовала версия коммерческого поджога в связи с уже существовавшим к тому моменту проектом реконструкции здания.
Здание Манежа было продано австрийской фирме M.S.I., но произошел конфликт интересов с федеральными властями, которые заявили, что оно не принадлежит Москве как памятник федерального значения. “Контракт завис, а проект реконструкции - с подземной парковкой и укреплением перекрытий - никак не мог пройти согласования Министерства культуры. После пожара стоимость реконструкции упала чуть не вчетверо, контракт с австрийцами разорвали и вместо него все реконструировали за московские деньги. …„реставрация методом кремации“ была проверенным выходом из сложных ситуаций в области капитального строительства с обременением историческим наследием. Это был патентованный метод, и места сомнениям как бы и не было”, - пишет Григорий Ревзин.
Художник и архитектор Семен Файбисович подытоживает: "Утрачен один из последних шедевров русской архитектуры. И если его даже восстановят, это не будет "Манежем", это будет его макет в натуральную величину".
Все мы помним аномально жаркий 2010 год, когда лесными пожарами пылала вся Россия. Однако аномально жаркие и засушливые годы случались в Москве и до этого. Очень жарким был 1920 год, когда знойная погода простояла весь август. Именно рекорд 7 августа 1920 года, составивший 36,8 градуса почти 90 лет был абсолютным максимумом температуры в Москве. Схожая погодная ситуация наблюдалась и в 1938 году.
Лето 1972 года было на всей европейской части России настолько жарким и засушливым, что в некоторых районах центральных областей не выпало практически ни капли осадков. Этот год стал единственным за всю историю метеонаблюдений, когда в Москве все три летних месяца были теплее нормы. Жара, как и в 2010 году, явилась результатом формирования так называемого “блокирующего антициклона” в первой декаде июня.
Жестокая засуха стала причиной сильных лесных пожаров. В Московском регионе сгорело 25 тысяч гектаров леса, и было зафиксировано более 3 000 лесных и торфяных пожаров. Москву надолго накрыло дымом, таким густым, что невозможно было увидеть один берег Москвы-реки с другого. Однако из-за задымления температура в городе ни разу не достигла 35-градусной отметки, а по ночам иногда опускалась ниже +10 градусов. Основной проблемой для жителей города и области стали пожары на торфяных болотах вокруг Москвы. К тушению пожаров привлекли войска Московского гарнизона, с огнем боролись тысячи пожарных и добровольцев, но пожары уничтожали целые деревни. В Подмосковье их сгорело 19, погибло 104 человека.
Борьбу с пожарами контролировало Политбюро ЦК КПСС, а возглавлял тушение министр обороны СССР маршал А.А. Гречко, который почти на два месяца поселился в подмосковной Шатуре. Положение выправилось только начиная с 23 августа, когда блокирующий антициклон распался и начались дожди, а окончательно все пожары были потушены только к 10 сентября.