воскресенье, 16 июля 2017 г.

Стихийные бедствия в Москве. Наводнения

Среди стихийных бедствий, происходивших в Москве, значительную роль всегда играли наводнения. Одно из первых документально зафиксированных наводнений в Москве датировано в летописи 1496 годом: “Сия же зима вельми люта бысть, мразы быша велики и снеги, а на весне на Москве и везде поводь зело велика бысть, и за много лет таковой поводи не помнят”. Особенно часто затапливало низкий правый берег Москвы-реки. От этих затоплений произошли названия Болотной площади, Балчуга (“балчех” по-татарски - топь, грязь), Раушской набережной (от слова “ровушки” - небольшие рвы для стока воды при половодьях).

Московские наводнения имели антропогенные причины: для увеличения пахотных площадей люди вырубали окрестные леса, являющиеся своеобразным регулятором влаги. Без них после снежной зимы под лучами теплого весеннего солнца бурные потоки талых вод переполняли реку. Весенний паводок поднимался все выше, и, наконец, весенние разливы Москвы-реки стали настоящими стихийными бедствиями.
Большие наводнения случились в июле 1518 года и в августе 1566 года в результате проливных дождей. В XVII веке были зафиксированы три больших наводнения, которые привели к серьёзным разрушениям: в 1607, 1655 и 1687 годах. В XVIII веке отмечены шесть наводнений - в 1702, 1703, 1709, 1778, 1783 и 1788 годах.
В 1783 году половодье повредило опоры Большого Каменного моста. По поводу этого происшествия Московский генерал-губернатор Москвы З.Г. Чернышев сообщал императрице Екатерине: “Обвалились три арки моста и бывшие на них 11 лавок каменных с разными мебелями купца Епанишникова, суммой на 1100 руб. Упал один стоявший в это время на мосту и убит, а развалинами задавлены бывший под мостом рыбак и две бабы, у берега для мытья платья находившиеся”.
Чтобы починить мост, необходимо было отвести русло реки. Для этого вдоль центральной излучины Москвы-реки, недалеко от Кремля, по проекту архитектора Николя Леграна был прорыт канал. Соединившись с Москвой-рекой, он образовал остров Балчуг, названный по находящейся на нем улицы (иногда его называют также Золотым). Русло канала прошло по заболоченной старице Москвы-реки и по Болоту (так называлась заболоченная низменность напротив Кремля). При прокладке канала Болото осушили.
Еще один канал пересекал остров поперек южнее улицы Балчуг, через него был переброшен деревянный Модельный мост. На западе русло Москвы-реки было расширено, образуя островок-косу между современными Бутиковским переулком и Пречистенской набережной.
Позднее канал стал использоваться для отведения части избыточной воды во время половодий и получил название Водоотводного. С постройкой разборной Бабьегородской плотины он на четыре месяца в году стал судоходным - обычно с 1 июня, когда плотина находилась в собранном положении. В месте впадения канала в основное русло одновременно с Бабьегородской была построена Краснохолмская плотина со шлюзом.
Для спрямления судоходного канала вдоль современной Шлюзовой набережной было проложено второе русло. Красные Холмы превратились в треугольный островок, связанный с Замоскворечьем и основным островом несколькими деревянными мостами. Поперечный канал у Балчуга был ликвидирован только в 1870-е годы.
Одно из крупнейших московских наводнений произошло в Страстную неделю (10-14 апреля ст. стиля) 1908 года. В ходе его вода в Москве-реке поднялась на 8,9 м. Разливом рек Москвы, Яузы и Водоотводного канала была охвачена почти 1/5 тогдашней площади города - 16 км² территории Москвы. В Московской губернии были затоплены 183 селения, Брянский (ныне Киевский) вокзал оказался отрезанным и окруженным водой. Дома Дорогомилова и Замоскворечья, стены Кремля были затоплены в среднем на 2,3 метра от уровня мостовой. “Все улицы и переулки между Пятницкой и рекой-Москвой, затем весь огромный район Зацепы, Даниловка и вся линия павелецкой жел. дор. до товарной станции и на полторы версты дальше были залиты водой”, - писала газета “Русское Слово” от 11 апреля 1908 года.
Павелецкий вокзал исправно работал до 6 часов вечера, но после этого к нему стало невозможно проехать в экипаже. После того, как испуганные лошади едва не перевернули экипажи с пассажирами, движение на вокзал было приостановлено, и полиция предупреждала публику, что все поезда отменены.
“Последний поезд, отошедший из Москвы в 6 часов, удалось отправить не сразу. Поезд тронулся, но затем остановился, так как колеса “не брали” рельсов. Его подали назад, и затем уже с разбегу ему удалось выйти со станции, рассекая воду подобно пароходу. Вода почти достигала второй ступеньки вагонов” (“Русское слово”).
Конка бездействовала, люди перемещались по улицам на лодках. С парапетов мостов спускали к поверхности реки веревки с петлями на конце, чтобы за них могли ухватиться тонущие или случайно смытые течением. Вскоре наводнением залило центральную станцию Электрического общества, и город поглотила темнота.
“Здесь во тьме вдруг раздались душу раздирающие крики: “Караул! помогите!” Раздались свистки городовых, с площади вокзала бросилась публика. Из окон второго этажа дома Ушкова, со всех сторон окруженного водой, кричали, что обывателей этого дома грабят.
- Как грабят?
- Приехали на лодках, ломают двери и грабят затопленные квартиры.
В доме Ушкова открывались окна и люди требовали полицию, лодок, чтобы задержать грабителей. Публика потребовала от городовых немедленно разыскать околоточного и достать лодки. Чем кончилась эта история, мы не знаем” (“Русское Слово”).
Когда вода ринулась в Лаврушинский переулок, вокруг Третьяковской галереи рабочие начали возводить кирпичную стену.
Но вода прибывала слишком быстро, так что служителям пришлось переносить картины с первого этажа на второй. Позже к галерее прибыли две роты саперов, которые, работая в две смены, надстраивали кирпичную стену вокруг галереи и возводили земляной вал. Благодаря их усилиям картины удалось отстоять.
После того, как река спала, на многих постройках появились отметки уровня наводнения. Такая отметка сохранилась на одном из домов на Якиманке (Якиманская набережная, дом 4, стр. 1) на уровне примерно двух метров.
После наводнения 1908 года русло Москвы-реки в черте города местами расширили, спрямили резкие изгибы, укрепили берега гранитными стенками, построили систему водохранилищ, регулирующих сток, и наводнения стали проходить практически без последствий.
Уже в советское время, в 1926 году, произошло наводнение, во время которого вода поднялась на 7,3 м, а в 1931 – на 6,8 м. После этого в Подмосковье были сооружены Истринское, Можайское, Рузское и Озернинское водохранилища, на которых осуществляется регулировка стока рек. После этого крупные наводнения на Москве-реке прекратились.
Случались наводнения и на других реках в черте города. Из-за наводнений на Яузе неоднократно затапливались современные Электрозаводская, Большая Семёновская, Бакунинская улицы, а также Преображенская, Русаковская, Рубцовская, Семёновская набережные. Весенние наводнения на Яузе происходили в 1951, 1952, 1955 и 1957 годах. Дополнительной причиной были кирпичные мосты в виде сводчатых труб малого сечения. Позднее на реке были сооружены высокие железобетонные мосты, а берега укреплены железобетонными стенками.
Происходили наводнения даже на реках Неглинная и Пехорка, заключенных в подземный коллектор. Поскольку трубы изначально были рассчитаны на пропуск только 13,7 м/с, при сильных ливнях эти реки выходили на поверхность и затапливали Самотёчную и Трубную площади и Неглинную улицу. В 1949 году они подтопили Неглинную улицу на 1,2 м. 25 июня 1965 года после сильного ливня Неглинка поднялась на 12 см и затопила склад ЦУМа, подвалы и первые этажи построек. Перекрёсток Неглинной улицы и Рахмановского переулка превратился в озеро, в котором застряли троллейбусы и автобус с пассажирами, вода залилась внутрь и стояла под сиденьями. Людей вызволила аварийная служба, которая привезла алюминиевую лодку. Площадь затопления составила 25 га. В 1974 году провели работы по увеличению коллектора реки, а в 80-х годах от Трубной площади проложили настоящую современную магистраль для Неглинки, рассчитанную на пропуск воды 66,5 м3/с, после чего наводнений уже не было.