суббота, 15 июля 2017 г.

Стихийные бедствия в Москве. Землетрясения

Стихийные бедствия - это катастрофические природные явления и процессы, возникающие, как правило, внезапно и приводящие к нарушению повседневного уклада жизни значительного числа людей, человеческим жертвам, уничтожению материальных ценностей. К стихийным бедствиям относятся наводнения, циклоны, тайфуны, смерчи, град, молнии, землетрясения, цунами, сели, оползни, пожары, извержение вулканов, засухи, обвалы, снежные лавины. Возникновению некоторых стихийных бедствий может способствовать деятельность человека.
Природа бывает враждебной человеку, и даже целые государства не могут ей противостоять, но у людей внутри мегаполисов часто возникает обманчивое впечатление неуязвимости, мнение, что катаклизмы, вызванные внешними силами, их не коснутся. Однако это мнение ошибочно.
Немногие из нас могут вспомнить подземные толчки, сотрясающие Москву. Ее территория расположена в пределах несейсмического (устойчивого) участка земной коры. Российская столица располагается в центре Восточно-Европейской платформы, которая характеризуется относительно слабой сейсмичностью и очень редко возникающими здесь местными землетрясениями с интенсивностью в эпицентре до 6-7 баллов.
Кроме того, на территории европейской части нашей страны ощущаются 2-3-хбалльные колебания от сильных землетрясений, происходящих в сопредельных регионах (Восточные Карпаты, Крым, Кавказ, Центральная Азия), и Москва располагается в таком месте, где эти отголоски бывают довольно существенными. Самыми сильными в последнее столетие были отголоски землетрясений, возникающих на глубине 100-150 км в Восточных Карпатах, в небольшом горном массиве Вранча, расположенном на территории Румынии севернее Бухареста, на расстоянии около 1400 км от Москвы. Вранчская зона - единственный в Европе очаг глубокофокусных землетрясений.
Москва стоит на двух небольших разломах: Павлово-Посадском в центре города и Бутовском на юге, из-за чего происходит активное движение, поднятие и опускание платформ и горизонтальное смещение по нескольку миллиметров в год. Существует и так называемое техногенное воздействие на платформу, например, буровзрывные работы в метро на глубине свыше 60 метров. Однако по-настоящему разрушительные землетрясения возникают обычно на разломах в несколько десятков километров. В столице эти трещины в разы меньше, так что москвичам в этом смысле опасаться нечего.
В прошлом землетрясения, которые назывались тогда “землетрусы”, случались в Москве не раз. Утром 1 октября 1445 года земля неожиданно заходила ходуном, затряслись здания, а колокола зазвонили сами собой. Жители в ужасе выбежали на улицы. Карамзин так описывает это стихийное бедствие в “Истории государства Российского”: “В шестом часу ночи поколебался весь город, Кремль и посад, домы и церкви, многие обеспамятели от страха, думая, что земля отверзает недра свои для поглощения Москвы”. Больше всего от этого землетрясения пострадали стены Алексеевского монастыря, не сохранившегося до наших дней.
В дальнейшем подобные землетрясения повторялись регулярно. Следующее произошло приблизительно в 1472 году при строительстве Успенского собора. Возведенный за два года под крышу псковскими мастерами Кривцовым и Мышкиным храм внезапно рухнул. Сила этого землетрясения, по результатам современных исследований, равнялась приблизительно шести баллам. Следующий проект Успенского собора, выполненный итальянским архитектором Аристотелем Фиораванти, уже учитывал сейсмическую опасность.
14 октября 1802 года два или три толчка силой до пяти баллов потрясли московские дома и улицы. Это были отголоски мощного землетрясения, которое произошло в Карпатах. Афтершоки охватили огромный район, достигнув Москвы и Санкт-Петербурга. Толчки длились меньше минуты, но запомнились горожанам надолго, в частности, произвели огромное впечатление на трехлетнего Сашу Пушкина, будущего великого русского поэта. Он жил тогда с родителями, братом и сестрой в Москве, в одном из флигелей Юсуповского дворца в Малом Харитоньевском переулке (ныне дом № 21). Дети целые дни проводили с няней Ариной Родионовной в Юсуповом саду. Ю.Н. Тынянов в своем романе “Пушкин” пишет: “...Было два часа пополудни, сонное время. Вдруг нечувствительно набежал ветер, листья зашевелились на деревьях. Он увидел, как тонкое каменное тело дважды покачнулось вперед, как будто пошло на него. Сердце его остановилось. Николай и Ольга заплакали. Арина проснулась…
Только к вечеру вестовщики разнесли, что в Москве в этот день было землетрясение... Пять дней в Москве стоял густой туман, и люди натыкались друг на друга. Кругом только и говорили, что о землетрясении. В стене одного погреба нашли трещины, и их ходили смотреть, как достопримечательность. На Трубе оказалась яма в аршин шириной ”.
В отдельных районах города землетрясение ощущалось сильно. Кто-то видел даже, что кремлевская Спасская башня трясется и едва не падает. В Огородной слободе разрушилось несколько домов. Однако на окраинах Москвы люди подземных толчков не заметили и узнали о бедствии от соседей и знакомых.
Карамзин писал в журнале “Вестник Европы”: “Удары были чувствительнее в высоких домах, почти во всех качались люстры, в иных столы и стулья. Многие люди, не веря глазам, вообразили, что у них кружится голова. Те, которые шли по улице или ехали, ничего не чувствовали, и большая часть жителей только на другое утро узнала, что в Москве было землетрясение”.
В 1893 году был составлен каталог землетрясений на территории страны. Согласно его официальным данным, в период с 1445 по 1887 год в столице были зафиксированы 4 несильные встряски. Таким образом, риски сейсмической активности в центральном регионе являются невысокими. В дальнейшем более чем за 200 лет изучения природных катастроф такого рода было выявлено и зафиксировано еще 8 землетрясений.
Уже в ХХ веке, 10 ноября 1940 года, в Москве случилось пятибалльное землетрясение. Толчки были вызваны очень мощным и разрушительным вранчским землетрясением - 7,4 балла по шкале Рихтера. Отголоски этого землетрясения отчетливо ощущались практически на всей территории Восточно-Европейской равнины. В Москве серьезных последствий от происшедшего зафиксировано не было.
Садовая Кудринская в 1940 году.
28 декабря 1945 года в столице ощущались отголоски сильнейшего землетрясения к югу от Австралии в районе Антарктиды. Афтершоки от него разошлись по всему миру. За 17 минут толчки сместили почву в столице на 114 микронов, т.е. 0,114 миллиметра. Это смещение смогла зафиксировать только техника - приборы центральной сейсмической станции “Москва”, расположенной в Пыжевском переулке.
Кстати, станция “Москва”, действующая в городе с середины 1930-х годов, не зарегистрировала ни одного землетрясения, очаг которого располагался бы в пределах города и его окрестностей. Ближайшие к Москве эпицентры слабых и умеренных землетрясений находились в Рязанской, Тверской и Кировской областях. Наиболее близкая к Москве шестибалльная зона удалена от центра города на расстояние около 120 км и частично захватывает лишь восточную часть Московской области.
В начале марта 1977 года произошло одно из последних наиболее сильных землетрясений, ощущавшихся в Москве. Оно тоже было отголоском вранчского землетрясения, которое считается самым мощным и разрушительным в истории Румынии. В этот раз в советской столице также обошлось без разрушений, хотя известие об этом событии даже попало в зарубежные газеты, которые всерьез поставили под сомнение будущее Москвы. Журналисты утверждали, что город скоро окажется в руинах, и жителям необходимо эвакуироваться из столицы как можно быстрее. Сила толчка тогда составила 4 балла по шкале Рихтера, однако в высотных зданиях они ощущались гораздо сильнее. Например, колебания на высоте шпиля Московского университета составили почти семь баллов.
Во время землетрясения 30 августа 1986 года в Москве были зарегистрированы колебания магнитудой три балла, а на 14-18 этажах зданий башенного типа их интенсивность достигала шести, а в отдельных случаях даже семи баллов, сопровождаясь повреждениями в виде небольших трещин на стыке стен и потолков. Никаких разрушений и жертв отмечено не было. Менее крупными вранчскими землетрясениями, во время которых интенсивность колебаний верхних этажей высоких зданий в Москве не превышала 3-4 баллов, были землетрясения 30 и 31 мая 1990 года.
В 1990-х годах в Москве не было ни одного крупного землетрясения. В начале 2000-х годов количество и частота подземных толчков увеличилась, однако, по данным учёных, они ни разу не достигали мощности даже 1990 года. 24 мая 2013 года до Москвы докатились отголоски восьмибалльного землетрясения в Охотском море на стыке евразийской и тихоокеанской плит. “Его глубина 600 километров, оно распространяется на очень большую территорию. Его ощущали в Красноярске, Благовещенске, по всей территории Дальнего Востока и Сибири”, - сообщила РИА Новости дежурный геофизической службы РАН.
Москвичи сообщали в соцсетях, что в зданиях в центре, на северо-востоке и юго-западе столицы ощущались подземные толчки. Из некоторых зданий были эвакуированы люди. Очевидцы рассказывали, что подземные толчки ощущались в метро - раскачивался поезд на станции “Парк Культуры”. Однако сила толчков в Москве по данным приборов составила всего лишь 2 балла по шкале Рихтера.
Сейсмическая обстановка в городе постоянно ухудшается. К северу от долины Москвы-реки кристаллический древний фундамент залегает на глубине 1-1,5 километров, а южнее он уходит на глубины 2-2,5 километров. Скальные грунты перекрыты сложным комплексом осадочных пород различного возраста. Сначала идут пески, глины, известняки и доломиты мелового и юрского периода, а также техногенные отложения. Ниже располагаются карбонатные породы, в которых развит такой опасный процесс, как карст, то есть образование пустот и провалов. Грунтовые воды при этом подбираются порой к самой поверхности до глубины менее трёх метров.
Эта смесь реагирует на появление сейсмических волн, замедляя скорость колебаний и усиливая их амплитуду, однако в каждом конкретном месте это происходит по-разному. Поэтому в одном доме звенит посуда, распахиваются двери, скрипит паркет, а в другом только слышен шум, как от проезжающего товарного поезда. Конечно, имеет значение и качество строительства здания, и степень его ветхости.
Районы, включающие большое количество высотных зданий, обладают повышенной сейсмичностью, потому что собственные колебания высотных зданий могут совпадать с частотой сейсмических колебаний и вызывать резонанс. Определенную угрозу представляют собой низкочастотные колебания, вызываемые прохождением сейсмических волн от крупных землетрясений. Это необходимо учитывать при разработке градостроительной политики города.